Докажи это папе. Чьи мечты реализуют выросшие дочки на самом деле?

Рубрики: ВоспитаниеМалыш  Нет комментариев

Докажи это папе. Чьи мечты реализуют выросшие дочки на самом деле?

Папины дочки — довольно новый сюжет в психологии и социологии. О конкурентных отношениях матери и дочери сказано уже много, но идеи гендерного равенства здорово изменили расстановку сил внутри семьи. Сегодня девочки конкурируют не с мамами за статус «самой лучшей женщины», а с папами — за социальный статус. Взрослые 30−40-летние женщины пытаются доказать отцам… Что?

«Что они могут стать «как папа» или лучше, — объясняет психолог, коуч Мария Шумихина. — Многие современные женщины уже не хотят быть, как мама».

Нынешние 30−40-летние женщины — это, по сути, первое поколение, воспитанное под влиянием либеральных западных идей о равных правах и возможностях.

В то же время это поколение перестройки и непростых 90-х: девочки с детства усвоили, что в этом мире надо играть по мужским правилам и рассчитывать только на себя.
Юлия, 45 лет

Папа мой говорил, что я самая глупая женщина в семье за несколько последних поколений. Закончить школу без медали — позор (у меня были четверки по химии и по черчению). Зато я окончила университет сразу по двум направлениям с двумя красными дипломами. Магистерский свой диплом написала на тумбочке в реанимации у отца.

До моей защиты папа не дожил. Но я уже не могла остановиться: у меня была великая цель (класса с пятого примерно) — защитить кандидатскую диссертацию в более юном возрасте, чем папа защитил свою.

И я поступила в аспирантуру. Я это сделала: он защитился в 30, а я — в 27. Меня сразу позвали в докторантуру… Но отец уже умер. Поэтому я без раздумий отказалась. На самом деле мне уже давно хотелось замуж и детей, а к 27 годам еще не было серьезных отношений.
Мария Шумихина

Есть такое выражение: «Мама — это не человек, а среда». Бывает, что в семье есть «бессознательный» договор об обесценивании мамы и ее роли. и, вероятно, так же будет обесценен и ребенок. В этих условиях отец идеализируется, а его любовь оценивается намного дороже. Если от него добиться признания невозможно, а мамино признание веса не имеет, значит, ребенку приходится опираться только на себя. Он может либо принять границы своих возможностей и не тягаться с отцом, либо не принять — и тогда всю свою жизнь инвестировать в борьбу. Юлия обыграла-таки соперника. Но не факт, что она прекратила бы борьбу, если бы соперник — отец — вовсе не сошел с дистанции.
Дарья, 38 лет

У папы была конкретная концепция: я должна улучшить достижения его и матери. Он был кандидатом наук, мама — доктором. Соответственно, я должна была окончить школу с золотой медалью и, не останавливаясь, идти на докторскую. В идеале — в юриспруденции. Между этими двумя вехами мне предписывалось выйти замуж и родить двоих детей. Класса до восьмого я старалась изо всех сил. А потом осознала простой факт: ты можешь надорваться в погоне за золотой медалью, но деньги на одежду и тусовки все равно придется выпрашивать у родителей.

Я пошла работать, перевелась в вечернюю школу, вышла замуж в 18 лет. Потом поступила на журфак. Отец говорил, что я спустила свою жизнь в унитаз и он жалеет, что вложил в меня столько сил и средств.

Я стала редактором в 25 лет, замглавного — в 27, главредом — в 29. Я втайне надеялась, что он признает, что есть и другие критерии успешности, кроме придуманных им. Я ждала, что однажды он скажет: «Ты крутая!» Но он продолжал утверждать, что я дурная, неблагодарная и сама загубила свою жизнь. Меня ценили муж, друзья, коллеги, мама, дочь. А отец — нет. К 30 годам я отчаялась и просто прервала с ним всякое общение.

Мария Шумихина

Иногда родители — бессознательно или осознанно — используют детей, чтобы те служили наглядным подтверждением их родительского величия. История Даши — протест: папа, посмотри, я живая, я другая, увидь меня настоящую. Но тот, вероятно, из-за своего травматичного опыта, знает только один язык любви: «Выполняй мои ожидания». И невозможность договориться — конечно, тяжелейшая потеря для обоих, и папы, и дочки.
Наталия, 35 лет

Мой дедушка, папин папа, умер в прямом смысле у папы на руках. Я, приехав на похороны, не отходила от отца (я всегда переживала за него больше, чем за маму, чувствовала больше тепла). Он плакал и вдруг выдал — о деде: «Он такой отец был! Он все для меня! Я тебя даже не одел после школы. Шубу искусственную купил…» Я была в шоке, поняв, что для него это больной вопрос. Мне вообще не важно, шуба или куртка. Эта родительская мания «обеспечить всем после школы» кажется мне соревнованием с ровесниками-родителями…

С тех пор постоянно ловлю себя на мысли, что всем хорошим, что случается в моей жизни, я доказываю отцу, что это все — его заслуга.

Вот такой у меня отец, что я теперь самостоятельная, что у меня хорошая работа, хороший муж, хорошие дети — это все благодаря ему. Потому что он идеальный папа — заботливый, сопереживающий, с чувством юмора. Я б без него, со своей строгой мамой, счастливой стать не могла бы — и вот это я ему постоянно доказываю. Я хочу, чтобы он это понимал.
Мария Шумихина

Если мы переживаем страдание и разочарование в отношениях с матерью, неудивительно, что чувствительный и теплый отец вызывает такую сильную любовь и благодарность. Если мы не можем простить одному родителю его холодность, мы автоматически предполагаем, что второй родитель так же сильно от нее страдает, сопереживаем его горю (иногда воображаемому). И тогда можно бесконечно вкладываться в то, чтобы дать папе то тепло, которого «недодала» мама.
Марина, 33 года

Мой папа очень умный, честный, благородный. Поэтому мне всегда стыдно что-то недоделать или сделать плохо. Папа никогда не ругал меня в детстве — он просто так разочарованно смотрел, что я готова была провалиться сквозь землю. Да и сейчас то же самое: «Как ты этого не знаешь? Ты же журналист!», «А читала ли ты…», «Проверила, какое масло тебе на ТО залили?» А я — нет.

Не читала, не успела, не проверила — и чувствую себя недостойной своего отца…

Этим летом был момент слабости: папа что-то спрашивал, я, как обычно, «пока еще не успела». Он пристыдил только взглядом, ничего плохого не сказал. Но я вдруг расплакалась от досады. Я девочка, я одна, и на мне все: сын, ремонт, быт, ипотека, работа (две) — я иногда просто не выдерживаю. Папа выслушал, не перебивая, а потом ответил, что я же сама так хотела — «все сама», что ж теперь жаловаться. Мне обидно было очень.
Мария Шумихина

Непросто жить рядом с человеком, который предъявляет очень высокие требования как к себе, так и к другим. Такого папу в глубине души может очень пугать возможность оказаться неидеальным. Вероятно, сам он запрещал себе чувствовать слабость, быть несовершенным, жалеть себя. Тому же он учил и дочь. Если бы папа мог хоть иногда признавать, что и он просто человек, что и он совершал ошибки, Марине могло бы стать намного легче: у нее был бы пример самопринятия. но если его нет, приходится учиться принимать себя самостоятельно. И иногда бывает, что идеальные отцы учатся этому у своих несовершенных детей.
Ольга, 40 лет

Отец говорил: «Ты некрасивая, замуж вряд ли выйдешь — старайся брать умом и сама себя обеспечивать». Когда я в школе читала «Войну и мир», обнаружила, что примерно то же говорил старый князь Болконский княжне Марье. Я (спасибо папе) к тому времени уже была достаточно умна, чтобы проанализировать классику и сделать выводы.

Для того чтобы быть любимой, не надо быть ни красивой, ни умной.

Я поступила в «мужской» вуз — и очень быстро поняла, что замуж могу выйти в любой момент. Тогда я стала встречаться только с самыми красивыми мальчиками — чтобы доказать папе, что я красива. Потом подняла планку и стала встречаться с весьма состоятельными мужчинами — чтобы папа знал, что моя красота освобождает меня от необходимости себя обеспечивать… Забавно, что замуж я вышла по большой любви за хорошего и небогатого парня — и как папа и обещал — беру умом и сама себя обеспечиваю.
Мария Шумихина

Это зло из добрых побуждений. Папа так боится, что его девочка будет отвергнута, что придумывает страховку: опирайся на что-то другое. Иногда родители, исходя из самых хороших намерений, глубоко ранят своих детей. Может быть, папа в юности был отвергнут или сам отвергал из-за внешности — и теперь из-за страха не смог дать дочери главного отцовского напутствия: «Ты прекрасна и достойна любви».
Инга, 39 лет

Когда мне было 5 лет, меня бросил один папа, а когда 18 — второй. И я всю жизнь пыталась им обоим доказать, что я вообще-то годная дочка, а не какой-то отброс, от которого с легкостью можно отказаться. Я много училась, много работала, многого достигла…

А когда мы встретились со вторым папой пару лет назад, я увидела, что проблема в нем, а не во мне вовсе

. И мне стало так смешно и легко! Во встречах с отцами 20 лет спустя есть польза. Я обрела свободу. Я была раньше очень «достигательной». А теперь стала расслабленной, хотя с целеполаганием хуже. Жить стало проще и приятнее. Хотя надо признать, что «достигательная» я больше зарабатывала!
Мария Шумихина

Самый большой ужас детской психики: «Все плохое происходит из-за меня». Ребенок, который пережил уход отца, может тратить свою жизнь на самоулучшение или решить, что он неисправимо плох. Уход отчима стал тяжелой ретравматизацией для Инги. Возможно, если бы родители могли поговорить с ней, объяснить, что дело не в ней, что взрослые совершают разные поступки, но не перестают любить своих детей, все было бы иначе. но она научилась быть эффективной и опираться на себя.
Алевтина, 36 лет

Мои родители — актеры, публичная профессия, результаты работы на виду. Брат снимается на телевидении, играет в театре. Его можно «продемонстрировать». А меня нельзя. И, несмотря на то, что я довольно успешный специалист в своей области, папа вздыхает: как жаль, что я не пишу или не занимаюсь литературными переводами, например.

Как увидеть, пощупать и показать другим, что дочка классная, если она занимается бухучетом? Никак!

Я перевела художественную книжку, она так и не вышла в печать. Но я делала это с двумя маленькими детьми и работой фултайм! Я начала бегать — и за год подготовилась к марафону… Я не очень уверена, что мне это все нужно, устаю от дополнительных нагрузок. Но, видимо, я нацелена на то, чтобы предъявить папе какой-то зримый, пригодный для демонстрации, успех.
Мария Шумихина

Внешняя атрибутика очень важна для актеров, иначе они не смогли бы стать актерами. Тут с ними невозможно соревноваться. Но, пока мы пытаемся бежать, чтобы доказать, что мы хорошие и заслуживаем признания, это только усиливает нашу зависимость. Важно вспомнить: а как Алевтина выбрала другой путь? Может быть, у нее были другие ролевые модели, которые сильно отличаются от признанных в семье? Эти ролевые модели можно найти для себя сейчас — и получать признание от тех, кто может это оценить.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>