Кто и почему решает взять приемного ребенка?

Рубрики: Малыш  Нет комментариев

Кто и почему решает взять приемного ребенка?

О том, что двигает людьми, решившимся на усыновление, редакции Вести.Медицина рассказала Диана Машкова, писатель, журналист, основатель клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра».

Не так давно мы с коллегами – специалистами государственных учреждений и сотрудниками благотворительных фондов – проходили стажировку в Великобритании. В программу было включено посещение многих структур и организаций, занятых помощью детям-сиротам. Мы встречались с представителями фонда Lumos – того самого, учрежденного Джоан Роулинг. Побывали в одном из старейших фондов Англии Сoram BAAF, существующем с 1739 года. Посетили самое известное в стране агентство по усыновлению и опеке TACT Fostering and Adoption. Множество других интересных мест. И, так или иначе, разговор не раз заходил о том, «кто эти люди, принимающие в семьи детей-сирот». Удивительно, но слушая британских коллег, мы узнавали в их рассказах собственных соотечественников-усыновителей и опекунов.

Как правило, кандидаты в замещающие родители это люди в социальном плане весьма устойчивые, сумевшие решить в своей жизни основные материальные и карьерные задачи. Оно и понятно. В ситуации, когда нечего есть самому или нет возможности прокормить кровных детей, речь о сиротах просто не пойдет. Чаще всего в собственности у семей, которые решаются принимать детей, есть та или иная недвижимость. Это может быть и небольшая однокомнатная квартира, и вполне солидный дом – суть только в том, что собственность это тоже некий внешней признак стабильности. Хотя, к сожалению, если говорить не о социальном, а о психологическом плане, гармонией и стабильностью могут похвастаться не все и не всегда. Но обо всем по порядку.

Кандидаты в замещающие родители по своей мотивации могут поделиться на несколько условных групп – в этом вопросе тоже не оказалось существенных территориальных или национальных различий. И вот, какая общая картина постепенно сложилась.

Хочу ребенка

Значительная часть людей, которые приходят в приемное родительство, все-таки руководствуется желанием иметь ребенка. Это могут быть бездетные пары. Или семьи, которые воспитывают детей от предыдущего брака, но по разным причинам не могут родить общего ребенка. После многочисленных попыток они приходят к выводу, что их путь – это усыновление. Если родители подходят к вопросу осознанно, серьезно готовятся к принятию ребенка и не включают необоснованных ожиданий (чтобы был похож, чтобы рос таким и таким), складываются весьма успешные истории. Среди семей нашего клуба немало прекрасных примеров таких вот реализованных желаний. Но там всегда есть место безусловному принятию, настоящей любви. Неважно, что ребенок другой национальности. Не имеет значения, что у него непохожий цвет глаз и волос. Совершенно не пугает то, что у малыша есть кровные родители и придется честно рассказывать ему историю жизни. Люди пришли в тему проработанными. И это самое важное.

У нас есть прекрасная молодая семья, которая усыновила малыша-нанайца из Хабаровска. Есть другая пара, принявшая мальчика-казаха. Есть родители, которые забрали в свою семью братьев и сестер афроамериканцев. Можно привести сотни примеров не только разных национальностей, но и детей с разными особенностями развития. Главное, они приняты и они в семьях родные, свои. Так и случается, если родители вкладывают в свое желание глубинный истинный смысл, а не ошибочное стремление иметь ребенка, подражая другим семьям с детьми или из страха остаться в одиночестве «на старости лет».

Хочу помочь ребенку

Вторая категория усыновителей и опекунов – это те, у кого преобладает стремление помочь ребенку-сироте. Как правило, эти люди неплохо осведомлены о том, что институциональное воспитание вовсе не то, что необходимо детям для счастливого и гармоничного развития. Такие кандидаты могли сталкиваться с системой сиротства лично – дружить в детстве с ребенком, который остался сиротой, увидеть в больнице маленького отказника или ходить в детский дом в качестве волонтера. Погрузившись в реальность сиротства, пережив первый шок, они начинают изучать вопрос, погружаться в него. И прекрасно, если на этом этапе не делают резких движений, не идут на поводу у первых эмоций. Потому что и здесь – при всей положительности мотивации – нужна глубокая осознанность.

«Спасатели» и «герои» – худший вариант кандидатов в приемные родители. Они, сломя голову, бросаются на амбразуру, прошибают головой стены ради того, чтобы забрать ребенка в свою семью, а после их ресурс оказывается исчерпан. И сил на то, чтобы поддерживать ребенка, социализировать его, заниматься его реабилитацией 24 часа в сутки и 7 дней в неделю, уже нет. В этом деле гораздо выше скорости все-таки ценится выносливость. Родительство, особенно приемное, это точно не спринт. Это марафон – причем, на максимально длинную дистанцию.

Хочу помочь себе

Был у меня в практике один запоминающийся случай. Я его описала в своей книге «Чужие дети». Кандидат – назовем ее как в романе Тамарой Сергеевной – пришла к нам в фонд, чтобы присоединиться к мероприятию –знакомству с детьми, которое мы проводили совместно с детским домом. Одного часа собеседования было более чем достаточно, чтобы уяснить: человек задумал с помощью ребенка решить собственные проблемы. Во-первых, пожилой даме было одиноко – ни детей, ни внуков – и представлялось, что подросток-сирота скрасит жизнь. Во-вторых, в силу возраста многие вещи стало трудно делать самой и потому хотелось помощи в быту. В-третьих, не слишком хватало пенсии, и были надежды на пособие, которое государство обязано платить ребенку. Было еще и в четвертых, и в пятых, и в шестых. Но, главное, требовался круглый сирота, без единого родственника, зато с хорошим анамнезом и огромным чувством благодарности к опекуну за то, что его «спасли». Требования невыполнимые.

За годы работы мне приходилось столкнуться с очень разными мотивами «помощи себе». Самый частый – потребность в близком человеке и его поддержке. Надежда на пресловутый «стакан воды» в старости. Бывают и другие мотивов, которые диктуются собственной психологической травмой кандидата и ожиданием, что ребенок способен ее залечить. Здесь кроется самое страшное заблуждение и большая опасность. Однако это вовсе не означает, что приемными родителями должны становиться идеальные люди, без единой травмы и изъяна. Такое в принципе невозможно. Но очень важно, чтобы человек осознавал свой истинный мотив и понимал, как работать над собой. Потому что необходимо прийти к принятию ребенка в осознанном и ресурсном состоянии.

Разумеется, все три потребности – «хочу ребенка», «хочу помочь ребенку» и «хочу помочь себе» – в действительности нередко между собой соединяются и тесно переплетаются. Больше того, я знаю немало семей, которые разных детей принимали исходя из разных соображений. За примером даже ходить далеко не надо – младшую дочку мы с мужем удочерили из желания иметь еще одного ребенка, а потребность помочь ребенку-сироте была вторична. Но вот старшего сына и среднюю дочь (16 и 13 лет) принимали уже из тех соображений, что подросткам очень нужна поддержка. Нужна семья, которая станет в их жизни надежной порой.

Поэтому, конечно, бессмысленно говорить об одной-единственной мотивации в чистом виде. Но все же важно понимать, из чего семья исходит в первую очередь. И психологи, ведущие занятия в Школах приемных родителей, владеют методиками прояснения этого важного вопроса. Ведь то, как сложится наша совместная жизнь с приемным ребенком, станем мы для него ресурсом для развития и надежной гаванью или нет, во многом зависит от того, чем мы руководствовались в самом начале пути. А вот национальные особенности, цвет глаз, волос, а заодно и страна проживания, здесь в общем-то не при чем.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>